«Невидимый» шов при SMAS подтяжке лица: омоложение без шрамов по методике пластического хирурга Е.С. Кудиновой

Три принципа идеальной пластики лица

Задача хорошего пластического хирурга при проведении SMAS подтяжки заключается не только в том, чтобы сделать лицо пациента как можно моложе. В последние годы все больше внимания уделяется сохранению максимальной естественности черт и мимики, а также необходимости сокрытия видимых следов хирургического вмешательства.

Что для этого необходимо?

  1. Все швы, расположенные на открытых участках кожи выполнить так, чтобы увидеть их мог только специалист при тщательном осмотре.
  2. При разрезах, скрытых под волосами на затылке и висках, максимально сберечь волосяные луковицы в зоне швов.
  3. Найти правильное направление и степень натяжения кожного лоскута, чтобы добиться максимального эффекта без искажения черт лица.

Таким образом, для того чтобы ваша подтяжка лица выглядела идеально, пластический хирург должен правильно определить оптимальное расположение и форму разрезов, глубину отслойки, вектор и степень натяжения тканей, использование различных техник шва и учесть множество других нюансов.

Идеальная подтяжка начинается с идеального разреза! Никаких прямых линий!

Чтобы добиться натурального и привлекательного результата, все надрезы на открытой области лица и в зоне роста волос должны быть выполнены плавными (не прямыми!) линиями. Так, разрез перед ухом должен располагаться строго по границе перехода щеки и ушной раковиной, четко повторяя изгиб предкозелковой области. Обратите внимание на то, что кожа щеки плотнее, толще и примерно на 2 тона темнее чем та, которая покрывает козелок уха. Поэтому тонкий шов практически невозможно будет разглядеть, если он пройдет точно по этой границе.

Ошибки пластических хирургов. почему нельзя прятать шов внутри уха.

Еще с 1913 года время от времени пластических хирургов посещает «гениальная» мысль -расположить надрез не перед козелком, а за ним. В этом случае шрам будет находиться внутри уха и станет совершенно незаметен. Казалось бы, простое и гениальное решение!

Но порой не все так как кажется… При подобной раскройке кожный покров щеки натягивается на козелок. Как мы уже говорили, он существенно отличается от более бледной и тонкой кожи вокруг ушной раковины и по структуре, и по толщине, и по оттенку. Поэтому, даже люди ничего не понимающие в анатомии и эстетической медицине, будут замечать какую-то неуловимую странность во внешности. Такое лицо всегда будет выглядеть в какой-то степени неестественным!

Хуже, что в этом случае происходит неправильное перераспределение веса тканей щечной области. Вся нагрузка приходится на тоненький козелковый хрящ. Из-за этого, нередко наблюдается его деформация и даже постепенное рассасывание. По прошествии 2-3 лет после операции козелок может исчезнуть вовсе, и уши с открытым слуховым проходом придется постоянно прятать от посторонних взглядов.

Отслойка – решающий этап операции

Крайне важно найти ее оптимальные параметры. Правильное расположение, геометрия надрезов и точное определение глубины отслойки тканей лица гарантируют сохранение полноценного кровообращения в прооперированной области. Слишком поверхностное отслоение кожи ухудшит питание лоскута, а излишне глубокое – затронет поверхностный мышечно-апоневротический слой (ПМАС, на англ. – SMAS), который нуждается в отдельной подтяжке. Только скрупулезно выверенная и точно выполненная (на одинаковой глубине по всей площади лоскута) отслойка даст возможность сохранить достаточное кровоснабжение тканей, которое обеспечит быстрое заживление и поможет добиться хорошего омолаживающего эффекта при полной незаметности следов от разрезов – главного условия формирования «невидимого» шва.

Как добиться максимального эффекта омоложения? Насколько далеко по направлению к центру лица хирургу нужно продвинуться при отслоении лоскута кожи? При слишком маленькой ширине отслойки эффект омоложения будет недостаточно выраженным и долгосрочным, а при чересчур большой ее ширине может начаться некроз периферических зон кожного лоскута. Для определения верных пропорций во всем мире используется прекрасно зарекомендовавший себя метод математического расчета, предложенный российским хирургом Лимбергом (которого заграницей почему-то считают специалистом в сфере математики). Благодаря его расчетам нам удается избежать многих негативных последствий.

Технологии подтяжки SMAS и платизмы (мышцы шеи)

Если пластику лица ограничить только подтяжкой кожи, не касаясь тканей, которые лежат под —  эффект будет недостаточным и очень краткосрочным. Поэтому при таких операциях необходимо уделить особое внимание подтяжке так называемого SMAS слоя.

Я люблю говорить, что у пациента нет ничего лишнего. С возрастом у абсолютного большинства пациентов наблюдается вовсе не избыток, а напротив, дефицит тканей. Поэтому в таких случаях наиболее подходящей техникой подтяжки SMAS является методика дупликатуры, при которой мы ничего «не отрезаем» и ничего «не выбрасываем», а только ремоделируем лицо. За счет перераспределения, тщательной фиксации, и укрепляющей ткани «прошивки» SMAS — можно заново сформировать те линии и объемы, которые были присущие лицам в молодости. Таким образом,  мы воссоздаем красивые линии «высоких» скул, четкие V–образные контуры овала лица и подбородка.

В некоторых случаях (круглое лицо, наличие большого избытка жировых тканей) может выполняться подтяжка SMAS слоя путем его редрапировки с частичным иссечением и дупликатурой.

Выбор метода для каждого пациента индивидуален. Все зависит от особенностей строения лицевых костей и типа лица.

Вектор подтяжки. как сохранить естественность черт.

Особое внимание при подтяжке кожного лоскута нужно уделить выбору правильного направления натяжения тканей. Его вектор должен быть направлен вверх и назад, то есть,  туда, откуда кожа и мышцы опустились с возрастом.

Ошибки пластических хирургов. почему я не советую вертикальную подтяжку.

Многие зарубежные (а вслед за ними и некоторые отечественные) пластические хирурги в последнее время предпочитают вектор натяжения, направленный вертикально вверх. Однако использование такой методики часто ведет к катастрофическому изменению черт лица, не говоря уже о том, что такая подтяжка не дает нужного результата в области шеи. А ведь именно шея и нижняя треть лица — одна из основных зон, требующих коррекции.

Искажения после вертикальной подтяжки особенно характерны для скуластых типично-славянских лиц. В результате получается характерная деформация — так называемое «мордовское лицо» (заранее прошу прощения у представителей этой национальности). При таких деформациях добиться естественности результата пластики невозможно даже при идеально выполненных и абсолютно незаметных рубцах.

Секрет невидимости шва. Работа, требующая ювелирного мастерства

Чтобы шов после заживления был исчезающе-тонким и совершенно незаметным, необходимо обеспечить равномерную (в идеале – нулевую) нагрузку и убрать любое раздражающее воздействие.

Слишком сильное натяжение тканей — главная причина растяжения рубца, которая может сделать его широким и грубым. Так что хирург должен стремиться свести нагрузку на швы к минимуму.

Мне удается достичь этого благодаря фиксации тканей в скрытых областях вокруг ушей и внутри них при помощи специальных узловых швов. Специальные разгрузочные способы фиксации позволяют снять избыточное натяжение и обеспечивают эффективную разгрузку швов, позволяя сформировать тонкие, незаметные рубчики.

Примечание редактора: Разработка этого метода разгрузочной фиксации тканей – заслуга коллеги и учителя Екатерины Сергеевны, известного специалиста по пластике лица Игоря Александровича Вульфа. Однако доктор Кудинова, благодаря богатому опыту и многолетней практике, смогла усовершенствовать эту технику, разработав авторскую методику «невидимого шва».

Важно отметить, что в процессе удаления избытков кожного покрова и наложения швов нужны не только глубокие теоретические знания, но и практический опыт, а также профессиональное чутье и вкус. Этому нельзя научить, но имея талант и большое желание, этому можно научиться. Попытки получше подтянуть кожный покров должны уравновешиваться мерами по предотвращению его избыточного натяжения, которое может даже стать причиной некроза периферических участков лоскута.

Когда наложены разгрузочные швы, можно приступать к ушиванию разрезов. При этом для каждого участка выбирается своя методика. Для зоны роста волос на голове я использую обвивной шов. Этот этап требует чисто женского терпения и аккуратности. Стежки надо выполнять предельно равномерно, добиваясь строго одинакового натяжения по всей длине рубчика. Это позволяет обеспечить равномерность нагрузки и обеспечивает сохранность волосяных фолликулов вокруг разреза.

Узловые швы в этом случае я не использую, так как под ними образуются пролежни, ведущие к повреждению корней волос и образованию участков облысения. Естественно в эстетической хирургии такие побочные эффекты должны бать полностью исключены! По тем же причинам я отказалась и от применения для волосистой части головы внутрикожного шва.

Для получения «эффекта невидимости» снятие швов в области козелка выполняется уже на 2-3-й день после операции. В волосистой части головы фиксирующие нити удаляются только по истечении 14 дней с момента операции, т.к. они выполняют функцию разгрузки для швов, которые располагаются на открытых участках лица (на границе щеки и уха).  Благодаря такой тактике все послеоперационные рубцы (особенно рубцы на открытых участках) получаются тонким и незаметным.

Как сделать «невидимый шов» по методу Кудиновой?

В процессе наложения швов на разрез, расположенный перед козелком, нужно учесть ряд нюансов:

  • позаботиться об отсутствии натяжения (о чем уже было сказано выше);
  • использовать разгрузочные техники, которые позволяют снять избыточное напряжение тканей;
  • снять швы на открытых участках лица на 2-3 день, чтобы исключить даже самое минимальное раздражающее воздействие, которое они оказывают на формирующийся рубчик;
  • узнать и пропустить через собственный опыт еще множество секретов и технических приемов, чтобы выработать собственную технику и развить профессиональное чутье, которое помогает провести подтяжку безошибочно.

Незначительных деталей в пластической хирургии не бывает! Успех подтяжки и продолжительность эффекта зависят от множества тонкостей хирургической техники, послеоперационного ухода и других аспектов. Я думаю сосредоточенность на каждом пациенте очень важна, поэтому я стараюсь выполнять не более одной объемной операции по подтяжке лица в день. Такой подход позволяет полностью сосредоточиться на одном пациенте и постоянно держать в голове все детали, особенности и нюансы операции. Своим студентам я часто повторяю: лицо у человека – непарный орган замены которому нет. Тут негде спрятать свою оплошность, а значит пластика лица требует от хирурга полной концентрации, максимального внимания и продуманного подхода, исключающего случайные ошибки или погрешности.